Архив рубрики «Жизнь в сублиторали»

Жизнь в сублиторали

В рубриках: Жизнь в сублиторали

В прибрежной области моря основным продуцентом, помимо планктонных растений, являются зелёные, бурые и красные водо­росли, часто достигающие размеров нескольких мет­ров и образующие целые подводные леса.  Среди зарослей водорослей и цветковых растений в подвод­ных лугах и лесах многочисленные животные находят для себя благоприятные условия существования. Для многих из них стебли растений служат субстратом, к которому они, а также и другие водоросли прикреп­ляются, а корневые ризоиды дают приют массе жи­вотных. Плавающие скопления   макрофитов, наиболее крупное из которых известно в Саргассовом море, также дают приют богатой и своеобразной фауне. Среди бурых водорослей на первом месте по массовости стоят фукусовые — фукусы, аскофиллум, цистозира, саргассы; ламина­риевые — ламинарии, алярии, макроцистис, нереоцистис, эклония.

Из зелёных водорослей наибольшее значение имеют ульва, кладофора, энтероморфа, каулерпа, дазикладус, кодиум и др.

Из красных водорослей в наибольшем коли­честве встречаются филлофора, анфельция, полисифония, лауренсия, кораллина, литотамнион и многие другие.

Наконец, очень большое, иногда преобладаю­щее значение в самых прибрежных частях моря, на глубине 1—3 м, получают цветковые расте­ния — зостера, филлоспадикс, руппия и др. Так, например, было определено, что только в Катте­гате годовой урожай зостеры составлял около 50 млн. т сырого веса. Её общее количество по атлантическим побережьям Северной Америки и Европы составляет много сотен миллионов тонн.

Если для северной   Атлантики   чрезвычайно характерны в верхнем горизонте сублиторали ла­минарии, то в Тихом  океане по берегам   Кам­чатки, Аляски и вдоль американского побережья до Калифорнии растут гигантские  макроцистис и нереоцистис,    длина   стеблей   которых   достигает 20—50 м. В тёплых морях вместо фукусов и лами­нарий появляются цистозира,   саргассы и турби-нария, из зелёных водорослей — каулерпа, вало-ния,  галимода,  из   красных — лауренсия,    галаксаура,   сквамария,    шампия   и   многие    другие.  В тёплых морях особенно богата донная флора на коралловых рифах, где неровности суб­страта дают возможность прикрепиться спорам и развиться   пышной  донной   растительности,  чему способствует также и прибой, свойственный корал­ловым рифам. В морях умеренной и холодной зон южного полушария опять вступают в силу бурые водоросли.   Пояс  массовых зарослей  макрофитов располагается на небольшой глубине, обычно глуб­же 10—15 м их   остаётся   уже   небольшое  коли­чество, и они редко  накапливаются  на  больших глубинах.

В некоторых морях резко преобладают игло­кожие (северная часть Баренцова моря, централь­ная область Карского моря), в других двуствор­чатые моллюски   (южная   часть   Баренцова  моря, Чёрное и Азовское моря, Балтийское море); в Каспийском море значение ракообразных больше, чем в других морях.

Некоторые растения и животные встречаются иногда в очень большом количестве или, как говорят, образуют большую биомассу, особенно на литорали. Так, например, съедобная мидия иногда даёт биомассу в 50 и даже 80 кг на один квадратный метр дна , морские жёлуди-баланусы— до 30 кг, фукусы — до 25 кг, ламинарии — до 12 кг на 1 кв. м. На одной затонувшей в Чёрном море барже, поднятой через несколько лет, было обнаружено обрастание мощностью свыше 90 кг на 1 кв. м поверхности.   На  глубинах   50—100—150 м такой   биомассы не образуется, при наиболее благоприятных условиях биомасса бентоса мо­жет достигать 1—2 кг на 1 кв. м, но обычно 50—200—500 г. С продвижением в тёплые моря биомасса бентоса сублиторали падает и в Средиземном море составляет обычно несколько граммов на квадратный метр.

В северной Атлантике и у нас в Баренцевом море у самых побережий на глубине 10—40 м, в местах очень сильных токов воды, обычно в узких проливах, развивается иногда в виде обширных подводных рифов красная водоросль литотамний. Подобно кораллине, литотамний характеризуется мощными отложениями извести в оболочках и при ветвистом строении при­обретает вид каких-то окаменелостей. На отмерших слоях вырастают но­вые, и в целом на дне получается массивное образование, состоящее из по­ристой ноздреватой массы известняка, на поверхности и в пустотах которой находит себе приют разнообразная фауна губок, червей, моллюсков, игло­кожих, ракообразных, гидроидов и мшанок.

Очень сходное биологически, но весьма различное по составу насе­ления образование представляют в тропических морях коралловые рифы. Они также образуют массивные толщи пористой ноздреватой массы известняка, дающей приют богатейшей фауне. Только коралловые рифы гораздо больше распространены и дают гораздо более мощные образования в толщину.  В Мировом океане коралловыми рифами занята площадь дна, со­ставляющая не менее 10 млн. км.  Основные компоненты коралловых ри­фов — мадрепоровые кораллы — за немногими исключениями могут раз­виваться в водах со средней годовой температурой не менее 25°,5 и не опу­скающейся ниже 20°,5 и на глубинах до 50 м; лучше всего они растут на глубине 20—30 м. Отдельные представители группы мадрепоровых корал­лов могут проникать в холодные воды.

Комментарии к записи Жизнь в сублиторали отключены